Личные инструменты
Поделиться ссылкой:
 
Реклама:

Русский перевод (фильм, 2006)

Материал из Все о кино

Перейти к: навигация, поиск
Русский перевод
ترجمة روسية
Russkij Perevod
Russian Translation


Russ perevod-cover-big.jpg
Автор
сценария
Композитор
Кинокомпания
Длительность
408 мин.
Страна
Год
Оцените фильм
Рейтинг: 4.48 / 5 ( 25 голосов)

«Русский перевод» Телевизионный 8-серийный художественный фильм по роману Андрея Константинова "Журналист" (1996).

Содержание

Сюжет

Описание сюжета этого нового для отечественного кинематографа и во многом необычного фильма-минисериала может быть представлено так:

Мужчинами не рождаются. Ими становятся. Война, предательство, нестерпимое пекло пустыни... Сколько всего должен преодолеть мальчишка-студент из Ленинграда, направленный военным переводчиком на Ближний Восток, чтобы стать настоящим мужчиной? Военный переворот в Южном Йемене, политические интриги, махинации с торговлей оружием, гибель друга и настоящая любовь станут для главного героя школой мужества. И тогда военный переводчик Андрей Обнорский начнет свое опасное расследование, свою личную игру со смертью. (Источник: http://kinoexpert.ru)

А может быть и так:

Главный герой "Русского перевода" , молодой питерский переводчик-арабист Андрей Обнорский (Никита Зверев, 1973), попадает на практику по линии "Десятки" (10 ГУ ГШ МО СССР) в Демократический Йемен (НДРЙ). Причем как спортсмен-дзюдоист - сразу в формирующуюся 7 Десантную (в действительности - 5 Десантную) "придворную" бригаду ГРУ местного ГШ. Здесь он с трудом, но все же осваивает аденский диалект и специфический военный перевод, учится стрелять и прыгать с парашютом, даже участвует в приграничных стычках с войсками "капиталистического Йемена" (там, кстати, тоже были советские советники и переводчики - такая вот специфика!) и "муртазаками" - местными басмачами.

Тяжелее Обнорскому даются византийские хитрости служебных и личных взаимоотношений между советниками/специалистами-хабирами ("хабир" по-арабски, "знающий, знаток, специалист") и переводчиками-"мутаргимами" ("мутаргим" - "переводчик"), еще более специфические взаимоотношения тех и других с функционерами Аппарата Главного военного советника (ГВС). А потом он, помимо своей воли, оказывается втянутым в опасную интригу с поставкой советского оружия палестинцам, в странные игры отечественных спецслужб - и в довершение студенческой практики! - становится участником кровавого государственного переворота, который организовал против своих однопартийцев-оппозиционеров генсек ЙСП и президент НДРЙ Али Насер Мухаммед (к слову, реальные события второй половины января 1986 в НДРЙ привели к гибели порядка 10 тыс. человек).

Обнорский лишь чудом остается в живых, когда, воспользовавшись общей заварухой, ему в голову стреляет его "старший товарищ" - военный переводчик, а по слухам, сотрудник одной из советских спецслужб, капитан Кукаринцев (Павел Новиков, 1971).

Вернувшись домой, окончив ЛГУ и отслужив срочную офицером-"двухгодичником" в Краснодарском летном училище, Обнорский вновь по линии "Десятки" едет в загранкомандировку, на этот раз - в Ливийскую Джамахирию (ВСНЛАД). Сначала - в Бенгази на авиабазу Бенина, где его "просят" разузнать, куда улетели только что поставленные из Союза новые самолеты, перепродажа которых ливийцами советской стороной не предусматривалась... Потом - в военном колледже в Триполи. Здесь он проводит собственное рискованное расследование странного самоубийства своего близкого друга-виияковца Ильи Новоселова (Андрей Фролов, 1979) и вновь сталкивается со своим врагом, Кукаринцевым, который в Триполи представляет ГИУ, но уже после пластической операции и под другой фамилией - Демин.
Источник: © artofwar.ru/a/almanah - печатная версия.

Краткое содержание сериала

Сюжет

"Любые совпадения с имевшими место реальными событиями - случайны, а расхождения - наоборот, закономерны. На самом деле все происходило не совсем так, как описано в романе. Возможно, в действительности все было еще страшнее и тяжелее. Может быть, именно поэтому я так долго не мог написать эту книгу".
А. Константинов. Из предисловия к роману «Журналист»

ЙЕМЕН (1 - 4 серии)

بلادي بلادي بلاد اليمن احييك يا موطني مدى الزمن
نشيد وطني يمني
"Мой Йемен, мой Йемен - родная страна, Люблю я тебя - и на все времена!"
Йеменский патриотический гимн


Студент Восточного факультета ЛГУ Андрей Обнорский после 4 курса осенью 1984 года уезжает на годичную языковую практику в Народную Демократическую Республику Йемен в качестве переводчика арабского языка по линии 10 Главного уравления ГШ МО СССР. В московском международном аэропорту Шереметьево он, одетый в костюм, полученный в этом ведомстве, прощается с родителями и прямым рейсом Аэрофлота на борту самолета Ту-154М летит в Южную Аравию. Здесь он неожиданно знакомится со стюардессой Леной. Для Обнорского это первая командировка за рубеж, для Лены - первый заграничный полет. Они чувствуют симпатию друг к другу. В аэропорту Адена Обнорского никто не встречает. Попытка заговорить с местным арабом дает понять Андрею, что он учил совсем не этот язык. Однако, услышав его отчаянное восклицание, к нему подходит человек в местной военной форме. Это референт главного военного советника - прямой и непосредственный начальник Обнорского - майор Пахоменко. Пахоменко везет Обнорского в городок советских военных специалистов в Адене - Тарик, а потом - в аппарат ГВС, где представляет его генералу Сорокину. С подачи Пахоменко, который уже узнал у Андрея, что тот - успешный спортсмен-дзюдоист, генерал назначает Обнорского переводчиком к советским военным специалистам в формирующуюся 7 Парашютно-десантную бригаду. Получив в Аппарате инструктаж и довольствие, Обнорский вновь попадает в Тарик, где ему теперь предстоит прожить целый год. Комендант городка определяет его в двухместную комнату холостого общежития.

Аден — Кратер в 1960-х
Файл:Flag of South Yemen.svg
Флаг НДРЙ — сочетание флага Йемена с флагом Национального Фронта
Шесть провинций Южного Йемена: Аден, Лахжд, Абъян, Шабва, Хадрамаут, Махра

Обнорский знакомится с другими переводчиками-практикантами и выпускниками гражданских вузов, которые работают за сотни километров от Адена, проводят в своих бригадах большую часть каждого месяца, а вернувшись в Тарик отдыхают непросыхая (в телевизионной версии эти эпизоды показаны не были). Вечером того же дня Обнлорского находит пока единственный специалист в его бригаде - майор Дорошенко, инструктор по парашютному делу. На следующее утро Дорошенко и Обнорский выезжают в бригаду, Обнорского представляют комбригу подполковнику Абду-Салиху и замполиту бригады майору Мансуру. Обнорский начинает переводить занятия, которые проводит Дорошенко, сам проходит курс подготовки и вместе со своими подопечными совершает прыжок с парашютом. Вскоре после начала работы Андрея в бригаде в Тарике к нему подходит местный особист, майор Царков. В доверительной форме он сообщает Обнорскому о непростой обстановке в стране и просит его сообщать ему любую интересную информацию: 7 ПДБр является элитной частью, подчиняется непосредственно Управлению разведки местного Генштаба - и любое обострение внутриполитической обстановки может проявиться именно здесь. Обнорский в принципе соглашается. В конце месяца в комнате Обнорского появляетя его сосед - тоже практикант после 4 курса, курсант Военного Краснознаменного Института (традиционно называемого ВИИЯ) Илья Новоселов. Илья прибыл в Аден на несколько дней раньше Андрея - и тут же со своим советником выехал в свою бригаду в Аль-Анад, откуда он теперь вернулся. Илья объясняет Андрею особенности жизни советской военной колонии, специфику непростых взаимоотношений между советниками/специалистами ("хабирами" - ед.ч. "хабир") и переводчиками ("мутаргимами" - ед.ч. "мутаргим"). Советует ему быть осторожным, не говорить лишнего.

Переводчики собираются в Тарике и обмывают первый прыжок Обнорского. К ним на застолье приходит их старший товарищ - выпускник ВИИЯ капитан Кукаринцев, переводчик советника начальника Управления разведки ГШ НДРЙ полковника Грицалюка. Когда все расходятся, Новоселов предупреждпет Обнорского, что с Кукой надо быть осторожным: по-видимому, он является сотрудником одной из отечественных спецслужб. Вскоре в 7ПДБр появляются три палестинских офицера-инструктора: Прфессор -старший, Мастер - инструктор-подрывник и Синдибад - инструктор по рукопашному бою. Синдибад показывает Обнорскому свое боевое мастерство, учит его эффективным приемам, в знак дружбы дарит ему комплект палестинской военной формы. Профессор в разговорах с Обнорским намекает на некий прервавшийся контакт с друзьями. Майор Царьков просит Обнорского поддерживать отношения с Профессором, всколзь заметить, что друзья друзей не забывают, помощь прийдет. Полковник Грицалюк, предположительно, офицер ГРУ, в свою очередь пытается сделать Обнорского своим источником информации. Обнорский не соглашается, между ними возникает конфликт, но Царьков успокаевает Обнорского, намекая на свою защиту.

Наконец из Союза приезжает советник командира 7 ПДБр полковник Громов. Он - строгий начальник, но дело знает. Вскоре бригаду десантников направляют на границу с Северным Йеменом: северяне захватили населенный пункт на южной территории, и его надо вернуть. Ценой больших потерь и со второй попытки десантники овладевают населенным пунктом, уничтожив противника. Исполняя приказ генерала Сорокина Громов, Дорошенко и Обнорский проверяют, нет ли среди убитых советских военных специалистов - в армии ЙАР тоже работают наши. Вернувшись в Аден они докладывают генералу, что советских граждан в числе погибших нет. Референт Пахоменко вручает Обнорскому бутылку шотландского виски: Обнорский воспринимает это как своеобразный знак признания его настоящим военным переводчиком.

Между тем внутриполитическая обстановка в Демократическом Йемене становится все напряженнее. В руководстве правящей Йеменской социалистической партии (ЙСП) начинается борьба за власть между президентом и генеральным секретарем Али Насером Мухаммедом и только что вернувшимся из московской добровольной ссылки бывшим президентом и генсеком Абдель Фаттахом Исмаилом (ему тихо симпатизирует Москва), вице-президентом Али Антаром и их сторонниками, составляющими оппозицию. Их, как и Москву, не устраивает экономический либерализм Али Насера и его попытки нормализовать отношения со странами Залива и Запада. Активизируется и внутренняя прозападная вооруженная оппозиция, жертвами нападений становится несколько советских военных специалистов, в том числе и советник Ильи Новоселова в Аль-Анадской бригаде.

Вскоре бригаду Обнорского перебрасывают к границе с Саудовской Аравией: на северо-западе провинции Хадрамаут просочилась банда "муртазаков". Здесь десантники попадают в засаду, Обнорского ранят - и Громов сам зашивает рану своему переводчику.

Когда бригада возвращается в свой городок, а Обнорский - в Тарик, "комитетчик" Царьков сообщает ему, что в его бригаду прибывает крупная партия оружия для палестинцев, просит его быть очень внимательным. Обнорский успевает передать известие о "посылке" Профессору. но тут десантников опять бросают к саудовской границе. Внезапно заболевает майор Мансур, и часть подразделений бригады вылетает к месту событий без него. Десантники без труда занимают Аль-Абр у саудовской границы, но все же несут потери. Обнорский тоже стреляет, убивает муртазака, и тяжело переживает смерть этого молодого парня. Когда Андрей вернулся в Аден, оказалось: караван с оружием до бригады не дошел, Профессор и Мастер убиты, Синдибад исчез. Комбриг Абду Салих прямо объявил Обнорскому - явно надеясь, что ему есть кому это сообщить, что оружие похитили сторонники действующего президента Али Насера. Вскоре комбриг тоже стал жертвой покушения.

Синдибад все-таки находит возможность встретиться с Обнорским в старом районе Адена - Кратере. Он показывает Андрею фотографию, которая подтверждает его подозрения: к похищению оружия сторонниками Али Насера непосрадственно причастны замполит Мансур и капитан Кукаринцев и его шеф Грицалюк. Но Обнорский не успевает сообщить об этих подозрениях Царькову. Вскоре от рук представителя "конкурирующей фирмы" погибает и Царьков.

А в Адене начинается переворот. Мансур с верными ему людьми исчез из бригады, а командование взял на себя майор Садек, сторонни Фаттаха. Вскоре десантники выдвгаются к пригородам Адена и вступают в бой за Шейх-Осман. Садек, в целях безопасности его советника и переводчика, просит их продвигаться рядом с ним. И все же советник Громов опасно ранен осколком разорвавшегося снаряда. Обнорский с десантниками втаскивают его в найденную тут же на улице легковушку и довозят до Тарика, где советник поступает в распоряжение местного гарнизонного врача.

К вечерну Обнорского находит референт Пахоменко. Он ставит перед Андреев и переводчиком-таджиком Назрулло важную задачу: генерал приказал им пробраться в расположенное в районе Хор Максар советское Посольство и выяснить там обстановку. Поскольку предпринятая ранее попытка окончилась неудачей, им предстоит действовать под видом "палестинцев" - в палестинской военной форме. Референт приносит комплект формы для Назрулло, Обнорский надевает форму, подаренную ему Синдибадом.

По дороге в Посольство Обнорский и Назрулло спасают Лену и еще одну стюардессу Аэрофлота от распоясывшихся палестинцев, при этом Андрей убивает обоих негодяев. Переводчикам удается пройти кордон вооруженных абъянских земляков Али Насера, выставленный у самых ворот советского представительства, и попасть внуть. Здесь они встречают Кукаринцева и Грицалюка, от которого Обнорский узнает, что лидер оппозиции Абдель Фаттах укрылся в советском посольстве - и абъянцы у ворот караулят именно его. Еще немного - и посольство возьмут штурмом. О том, придет ли на помощь советский военный флот, Грицалюк высказался скептически и постарался побыстрее отправить ребят обратно к генералу Сорокину.

Обнорский и Назрулло возвращаются в Тарик, но там никого уже нет: все перебазировались подальше от района боев - в городок советских геологов. Здесь переводчиков накормили - и тут же референт проводил их вновь к генералу, а тот направляет обратно в посольство. На этот раз они должны передать, что там должны беречь и удерживать Фаттаха у себя и тянуть время, поскольку скоро на помощь оппозиции в Аден войдет Аль-Анадская бригада. По дороге в посольство погибает Назрулло, и Обнорский читает над ним "Фатиху". Обнорского тоже задерживают абъянцы у самых ворот, здесь он снова встречается с майором Мансуром, который обвиняет его в шпионаже и убийстве его сограждан. Неожиданно в лагере сторонников Али Насера появляется Кукаринцев. Обнорский рассказывает ему о поручении генерала. Кукаринцев договаривается с Мансуром и забирает Обнорского с собой в посольство. Сообщив полковнику Грицалюку настоятельное требование генерала Сорокина беречь Абдель Фаттаха как можно дольше, Андрей спешит обратно. Когда он и сопровождающий его Кукаринцев отходят от ворот посольства на существенное расстояние, оттуда внезапно вырывается бронетранспортер оппозиционеров. Боевая машина не успевает прорваться за абъянский кордон, ее в упор расстреливают их противотанковых гранатометов. Все, кто в ней находится, погибают. На обескураженный взгляд Обнорского Кукаринцев произносит: Фаттах оказался мужчиной, попытался прорваться - не получилось. Когда все еще не понимающий, что происходит, Обнорский по инерции продолжает обратный путь, Кукаринцев стреляет в него из пистолета. Тут рядом с ними разрывается снаряд.

Очнувшись, Обнорский продолжает, с трудом передвигаясь, пробираться в Тарик. Здесь у дороги его случайно находит Илья Новоселов, который со своими советниками возвращается в Тарик из бригады. Обнорский попадает в местный военный госпиталь. Когда он приходит в себя, то видит сидящего рядом с его кроватью полковника Грицалюка. Тот прозрачно намекает Андрею: что и как случилось, кроме них двоих больше никто не знает, и Обнорскому будет лучше - если и не узнает, иначе... Обнорский вынужден согласиться.

Срок командировки Обнорского и Новоселова подошел к концу. Ребята собирают чемоданы, обмениваются впечатлениями о произошедшем, строят планы на будущее. Во дворе Тарика Обнорский прощается вернувшимся из отпуска майором Дорошенко. А у ворот городка видит выстроившийся в его честь строй оставшихся в живых десантников его 7 бригады...

Ливия (5 - 8 серии)


المرأة إنسان والرجل إنسان
القائد معمر القذافي
"Женщина - человек. И мужчина - человек."
Вождь Муаммар аль-Каддафи

Срочная служба старшего лейтенанта-двухгодичника Андрея Обнорского в Краснодарском летном училище подходит к концу, когда его - прямо с очередного занятия с курсантами-арабами - вызывают к начальству: пришел вызов из Москвы, он опять едет в загранкомандировку в качестве военного переводчика-арабиста. Добравшись поездом до столицы, Обнорский прибывает в "Десятку" к направленцу - в самый центр Арбатского военного округа - где еще раз узнает: ему предстоит служить ближайшие два года в Ливийской Джамахирии. Вспомнив по этому поводу вслух известную египетскую народную поговорку о превратностях судьбы, Обнорский вновь отправляется на Восток. В самолете йеменские воспоминания мешают ему спать.

В Аппарате в Триполи Андрей представляется своему непосредственному начальнику - референту Главного подполковнику Петрову. Тот, убедившись, что старший лейтенант хоть и из гражданских, но военным переводом и даже авиационной тематикой владеет, определяет его старшим переводчиком на базу ВВС Джамажирии "Бенина" в Бенгази - второй столице страны. Добравшись туда самолетом, Обнорский был встречен тремя своими подчиненными: выпускниками МГИМО Бубенцовым и Колокольчиковым (тот вообще не арабист) и тбилисцем Ткебучавой. Поскольку оказалось, что его личный состав, особенно "золотая молодежь" из Москвы, арабского языка не знает и работать с языком не торопится, Андрей берется за его ускоренную и напряженную подготовку. Вскоре Бубенцов - в отсутствие Обнорского - пытается сам перевести занятие, которое проводит с ливийцами старший специалист базы подполковник Карпухин, но, несмотря на его старание, выходит конфуз, в который приходится вмешаться Обнорскому.

Тем временем из Союза в Триполи, старшим переводчиком главной базы ВВС "Майтига", прибывает капитан Илья Новоселов. Пользуясь наличием прямой телефонной свизи, он дозванивется до Обнорского в "Бенине". Друзья надеются на скорую встречу.

В один из дней Обнорский обнаруживает своего начальника Карпухина в дурном настроении: недавно поступившие из СССР на базу современные истребители перебазированы местной стороной в неизвестном направлении. А еще через некоторое время к Андрею напрямую обращается местный "особист", который не имеет доступа на базу. Он прост Обнорского узнать, куда исчезли самолеты, которые по условиям контракта не могут быть перепроданы третьей стороне без согласия Москвы. Обнорскому удается выяснить, что самолеты ушли в Судан - на это указывают многие факты. Однако его активность вызывает устойчивое подозрение у главного ливийского контрразведчика Бенгази полковника Исы. Предвидя небезопасные для себя последствия Андрей просит о переводе его в Триполи. А пока собирается в Союз в очередной отпуск.

Он уже представляет себе встречу с Новоселовым в Триполи, звонит ему на "Майтигу" - и тут от переводчика Кирилла Выродина узнает: Илья покончил с собой, отравившись газом. За день до приезда из Союза его жены Ирины.

Съёмочная группа

Качественное, умное, динамичное кино о противостоянии человека и системы, узнаваемые приметы времени и человеческие типы, исполнитель главной роли Никита Зверев - настоящее открытие.
Ксения Ларина, критик, ведущая радиостанции "Эхо Москвы"


В ролях

Россия:


Азербайджан:

Награды

Положительный герой

الثورة لا نحميها لا نستحقها!
علي أحمد ناصرغنتر .
"Мы не достойны революции, которую не защищаем!"
Али Ахмад Насер "Антар"


Андрей ОБНОРСКИЙ — главный герой сериала «Русский перевод». Герой положительный и романтический. Тот самый г е р о й, которого последние годы везде ищет, но не может найти отечественный кинематограф. Хотя Обнорский — едва ли не самый популярный и многоликий герой российских детективных сериалов по романам Андрея Константинова[1] (опытного журналиста — мастера криминальных расследований в «бандитском Петербурге» эпохи дикого российского капитализма начала 1990-х уже сыграли такие звезды, как Александр Домогаров («Бандитский Петербург») и Андрей Соколов («Агентство Золотая пуля»), а А.Константинов — считает Обнорского «одним героем».) Военный переводчик-арабист Андрей Обнорский в «Русском переводе» в исполнении Никиты Зверева — герой совсем другого плана, другого — еще ленинградского — времени.

Обнорский в сериалах из эпохи Ельцина-Собчака — герой приземленный: окружающую его ужасающую действительность когда-то великого имперского города он воспринимает как данность. На ее изучении и описании он — честно и с большим риском для себя, выполняя важную общественно-значимую работу по ведению журналистских расследований! — зарабатывает свой профессиональный хлеб. Деньги, проще говоря. Он полноправный представитель свободной профессии, нередко называемой «четвертой властью»: сам намечает свою цель, сам выбирает средства ее достижения — и называет цену, которую рассчитывает получить. Чтобы цена не показалась клиенту завышенной, дает тому понять: он и его работа не могут стоить дешевле. Он говорит: я военный переводчик.


Обнорский времен «Русского перевода» совсем другой. Этому способствует и сценарий: в фильме полностью отсутствуют все «женские линии» романа «Журналист», связанные с первым (перед Йеменом) и вторым (перед и во время Ливии) браками героя. В киноверсии Андрей Обнорский — холост, его чувство к стюардессе Аэрофлота Лене представлено на экране не как страстное (даже в ливийской — более откровенной — части сериала), а как любовно-романтическое. Не менее романтично — по-переводчески безалаберно, а не по-хабирски «мудро» — герой относится к своим «инвалютным» накоплениям: деньги еще не воспринимаются им как «всеобщий эквивалент». Своей Родины — СССР — он не боится, хотя никто ему такого права официально не давал. Как не давал и права иметь и высказывать свое мнение и поступать по-своему, что он, однако, как подлинный романтик, постоянно делает.

В образе Обнорского-военного переводчика отчетливо проступают черты первоначальной, раннесредневековой рыцарской героики (его ближневосточная миссия во многом этому способствует, а отношения с прекрасной дамой еще более усугубляют; причем дама тут же перестает быть для него прекрасной, как только выясняется, что она не «святой Грааль», а «секретный сотрудник»).


Однако герой «Русского перевода» — не только продолжение и развитие образа романтического героя в рамках европейской традиции. Его корни глубже, ближе к аравийскому первоисточнику. И это — доисламское аравийское бедуинское рыцарство — с его неприкаянными странствиями; безводной, безлюдной, обжигающей и всегда грозящей опасностями пустыней; культом чести и воинской славы — и неразделенной или покинутой любовью. Предшественник и прародитель идеологии рыцарства европейского.

Интересно, что сам студент-арабист Обнорский со всем этим очень хорошо знаком, все это было в его институтской программе. Оказавшись на практике на замле Имрулькайса аль-Кинди и Антары бен Шаддада (Антар), двух величайших рыцарей и поэтов доисламской Аравии, он не может им не подражать (благо и сам он носит фамилию известного в конце XIX в. питерского революционера-шлиссельбуржца). Символично, что свое «воинское крещение» тропой разведчика Обнорский проходит в присутствии нового аравийского Антары: создатель южнойеменской армии и вице-президент НДРЙ Али Ахмад Насер "Антар" получил свою партизанскую кличку времен борьбы за независимость именно в честь своего древнего земляка — Антары бен Шаддада…

Язык сериала

Поскольку сериал "Русский перевод" полностью посвящен практической работе военных переводчиков-арабистов конца 80-х, постольку и говорят его герои на двух языках - русском и арабском. С арабским, однако, все оказалось не так просто.

Литературный сценарий сериала не содержал прямого указания на использование в нем в репликах героев арабского языка. Но, следуя современной кинематографической традиции, режиссер А.Черняев решил, что в тех сценах, где в реальной жизни должен был бы звучать арабский - он и будет звучать в его телевизионном художественном фильме.

Предполагалось, что указанные режиссером реплики просто будут переведены с русского языка на арабский, записаны в русской транскрипции - а затем заучены и произнесены актерами на съемочной площадке. Задача не сложная, но перед консультантами - военными переводчиками со стажем - тут же встал вопрос: на какой "арабский язык" переводить.

В Арабском Мире не существует единого арабского разговорного языка! Классический арабский язык Корана и его современная упрощенная модификация - стандартный арабский литературный язык официальных документов, газет, книг, большей части программ радио и телевидения - это возрожденный древний язык, который арабами в качестве разговорного языка не используется. В каждой арабской стране, даже в каждом городе или районе, местные жители разговаривают между собой на своем собственном арабском - разговорном арабском диалекте. И эти диалекты отличаются друг от друга от страны к стране и от местности к местности, как родственные, но почти самостоятельные бесписьменные языки. То есть, если бы в "Русском переводе" комбриг-йеменец Абду-Салих, палестинец Синдибад и ливиец полковник Иса вдруг заговорили бы на одинаковом чистом письменном общеарабском неразговорном языке, конечно - подавляющее большинство зрителей приняли бы это как должное. Но - это была бы неправда.

В результате перевод всех арабских реплик героев фильма был выполнен в строгом соответствии с языковой ситуацией на Арабском Востоке в то время. И даже с учетом того, что арабский язык переводчика Обнорского меняется по мере приобретения им языкового опыта. А также того исторического факта, что в природе существовал и "хабирский арабский" - с его специфической лексикой, фонетикой и фразеологией (например: "садык" - араб; "садычка" - арабка; "садыки" - с ударением на последний слог - арабы и т.п. - от арабского литературного "СадииК" - друг).

Основная нагрузка по изучению арабского пала на исполнителя роли Синдибада Рамиля Сабитова и исполнителя роли главного героя, Андрея Обнорского, Никиту Зверева. В фильме у палестинца Синдибада весь текст - арабский, и этого текста, включая небольшие, но сложные монологи, очень много. Актерский талант и разработанная специальная методика усвоения и воспроизведения арабского живого разговорного текста позволили Р.Сабитову справиться с его сложнейшей ролью, в том числе и при ее озвучивании. В его речи прослеживается палестинский диалектный акцент.

А Никите Звереву пришлось играть гражданского востоковеда-филолога ( изучавшего на Восточном факультете ЛГУ исключительно классический арабский), который - на глазах у зрителей - превращается из беспомощного студента-практиканта в опытного военного переводчика-арабиста, признанного даже виияковским сообществом "переводяг". Поэтому, в аденском аэропорту, он пытается заговорить с простым арабом на классическом арабском (как если бы в Шереметьево на церковно-славянском!) Потом, в парашютно-десантной бригаде осваивает специфику аденского диалекта. Ему помогает то, что в речи военных - наиболее образованной части арабских обществ в то время - было много литературных терминов. У него вырабатывается свой разговорный арабский, приближенный к йеменскому. При этом он теперь способен понимать и офицеров-палестинцев. А вот когда Обнорский, уже в Краснодаре и в Бенгази и Триполи , переводит лекции и практические занятия - он уже, как и положено, переходит на стандартный арабский письменный язык - в его устной военно-терминологической интерпретации.

У переводчика-виияковца Ильи Новоселова (Андрей Фролов) изначально вообще не было арабского текста. Однако, в речи "арабов" из ВИИЯ - при нахождении в своей компании - часто присутствовали и арабские слова и выражения, и шутливые псевдо-арабские словарные конструкции ("охабириться" - стать похожим на хабира; "шарибнуть" - выпить), и слова из виияковского слэнга ("залет" - нарушение, ставшее известным начальству; "есть маза" - может быть). Более того, и по книге, и по сюжету можно предположить, что в практическом использовании арабского языка Новоселов опытнее Обнорского, за что, помимо прочего, Обнорский его и уважает. Так в репликах Ильи появилось несколько крылатых арабских фраз (например: "АС-Сабр - мифтаХ аль-фарадж" - "Терпение - ключ к радости").

К сожалению, главному отрицательному персонажу, капитану Кукаринцеву (Павел Новиков), так и не пришлось продемонстрировать свое прекрасное владение арабским. Первоначально по замыслу режиссера такая возможность присутствовала - но в итоге на трибуне рядом с Грицалюком и Алейлой переводчика Кукаринцева почему-то не оказалось. В соответствии с текстом романа, его языковая практика, по-видимому после второго курса ВИИЯ, пришлась на Октябрьскую войну 1973, и от страны пребывания - Сирии - у него должен был сохраниться небольшой сирийский акцент.

Многоликий разговорный и литературный арабский язык звучит в сериале практически постоянно , что делает его фактически одним из "героев" этого сериала

Интересные факты

В основу первых четырех серий фильма (и первой части романа А.Константинова «Журналист») положены реальные события, происходившие в Южном Йемене (Адене) в 1984—1986 годах (в 1984—1985 там на практике — переводчиком в 5 Парашютно-десантной бригаде ВС НДРЙ - находился и будущий автор романа А.Баконин. Бригада разместилась в бывшей школе для детей бедуинов - Мадрасат аль-бролетария - которую на свои пожертвования построил известный певец из Лахджа Фейсал Адяви).

К 1984 году президент НДРЙ и генсек ЙСП (и он же — премьер-министр с 1971 года!) Али Насер Мухаммад аль-Хасани, уроженец провинции Абъян, формально сосредоточил с своих руках всю полноту власти в стране и активно проводил курс на объединение Йемена, сближение с нефтяными арабскими странами Залива, развитие в стране мелкого частного сектора и привлечение из-за границы эмигрантских капиталов, а, с другой, — восстановил против себя «истинных марксистов» в своей партии, породил недоверие советских товарищей — и начал неожиданно для себя терять позиции. В 1985 ему пришлось пойти на две крупные уступки своим оппонентам в руководстве партии: согласиться на возвращение в страну из московского изгнания бывшего президента и генсека Абдель-Фаттаха Исмаила аль-Джауфи и отказаться от поста премьер-министра.

Главным действующим лицом оппозиции выступал вице-президент и член Политбюро ЙСП бригадный генерал Али Ахмад Насер Антар (уроженец района Ад-Дали, провинция Лахдж, фактически — создатель современной южнойеменской армии «советского» образца). Именно он в апреле 1980 заставил Фаттаха «уйти по здоровью» и добровольно передать власть Али Насеру. Теперь предполагалось отыграть ситуацию обратно — и на октябрьском 1985 года Съезде ЙСП вернуть Фатаха на должность генсека ЙСП. Параллельно в стране началась подспудная подготовка к силовому варианту разрешения внутриполитического кризиса, прежде всего со стороны президента и его сторонников. В 1985 году оппозиция дважды срывала их планы, обнаруживая неучтенные склады оружия. Но на съезде Фаттах смог занять только пост члена Политбюро.

На 13 января 1986 президент и генсек Али Насер Мухаммед назначил на 10:00 очередное заседание Политбюро, но ни сам, ни его сторонники туда не прибыли. Оппозиционеры — 6 человек — оказались в зале заседаний одни. В 10:20 в зал вошли два охранника президента: один с президентским портфелем, другой — с его термосом с чаем. Внезапно они выхватили оружие и начали расстреливать оппозиционеров. Антар (он даже отстреливался!), Али Шаи и Салих Муслах были убиты. Фаттах тяжело ранен. Али аль-Бейд (будущий глава ЙСП и НДРЙ) и Салем Салих не пострадали. Фаттаха пытались вывезти в безопасное место, но по дороге его машина было обстреляна,сожжена, он пропал без вести.

Одновременно сторонники Али Насера начали арестовывать, а затем физически уничтожать своих противников в органах партии, армии, полиции, госбезопасности. Авиация в Хор Максаре и ВМС в Стиммер Пойнте были на стороне президента, но действовали не слишком активно. Через несколько дней к Адену подошли танки командующего БТВ и пехота Западного операционного направления (Аль-Анад) — и начались кровопролитные бои за пригороды и сам город. При этом население страдало не только от обстрелов, но и от перебоев с пресной водой и электричеством (многие объекты гражданской инфраструктуры были разрушены). В ходе событий января 1986 в НДРЙ погибло около 10 тыс. человек, были жертвы и среди иностранных граждан.

Великие державы — СССР, Великобритания и Франция — впервые после Второй Мировой войны — вынуждены были в этой ситуации объединить усилия своих флотов и дипломатических представительств в Адене и организовать срочную эвакуацию из Адена своих граждан и граждан других стран, при этом договорившись с противоборствующими сторонами внутреннего конфликта, что те прекратят огонь на время эвакуации.

Али Насер летал за поддержкой в Эфиопию к Мангисту Хайле Мариаму, затем некоторое время удерживал позиции в провинции Абъян, а проиграв совсем, эмигрировал в ЙАР, где и жил до объединения Йемена. Долгое время проживает в Дамаске, возглавляет Центр Арабских исследований.

Прототипами главных действующих лиц первых четырех серий стали, безотносительно к степени их сходства с реальными персонажами того времени:
— сам автор романа, военный переводчик-практикант из ЛГУ Андрей Баконин (главный герой);
— генерал — Главный военный советник и старший группы советских военныхспециалистов в НДРЙ (генерал Сорокин);
— начальник над всеми военными переводчиками, референт ГВС майор В.Остапенко (референт Пахоменко);
— советник начальника управления разведки ГШ МО НДРЙ полковник В.Пацалюк (полковник Грицалюк);
— прочие советники, специалисты, переводчики, должностные лица Аппарата СВС.
Президент НДРЙ — генеральный секретарь ЙСП Али Насер Мухаммад, как и его политический противник — член политбюро ЙСП и бывший Президент НДРЙ (до апреля 1980) Абдель Фаттах Исмаил, непосредственно в число персонажей романа и фильма не вошли, но постоянно упиминаются, им дается либо негативная, либо позитивная оценка, вокруг их реального внутриюжнойеменского внутригосударственного и внутрипартийного конфликта во многом развивается экранное действие, что фактически вводит их в круг «действующих лиц». Присутствие Фаттаха даже материализуется в четвертой серии: сначала он невидимо присутствует на территории осажденного людьми Али Насера Посольства СССР (собственно, и осадили-то из-за него), а затем появляется из ворот Посольства в глубине пытающегося прорваться БТР и -погибающего на наших глазах под огнем гранатометов. В сценах торжественного введения в строй «тропы десантника» также присутствуют двое высокопоставленных южнойеменских военных:
Антар — то есть вице-президент, бригадный генерал генерального штаба Али Ахмед Насер «Антар» аль-Биши (в реальной жизни — в фильме это учли — на его мундире всегда располагались рядом два советских академических значка — Академии им. Фрунзе и Академии Генштаба),
— Алейла — прототипом которого явился полковник Абдалла Али Алейва, начальник ГШ НДРЙ. Впоследствии он был одним из важнейших сторонников Али Насера, эмигрировал на Север, в 1990-х — 2000-х занимал посты начальника ГШ и Министра обороны объединенного Йемена (до февраля 2006),
— комбриги 7 Парашютно-десантной бригады Абду-Салех и Садек — командир 5ПДБр Рашид Улейб, его бригада вступила в бой со сторонниками Али Насера за пригород Адена Дар-Саад ([1]).

Рецензии

И здесь кончается искусство
Рецензия из альманаха "ArtofWar", № 3(4), 2007.

В отличие от громких дебютов последнего времени - "9 роты" (2005) Федора Бондарчука и "Жизни других" (2006) Флориана фон Доннерсмарка - режиссерский дебют Александра Черняева "Русский перевод" (2006) прошел, можно сказать, незамеченным. Может быть, потому, что телевизионный 8-серийный мини-сериал - формат явно не фестивальный и для демонстрации на большом экране непригодный? Или потому, что его ТВ-премьера, вопреки ожиданиям, до сих пор так и не состоялась? Соответственно, не было масштабной PR и рекламной "артподготовки", делающей шедевр предельно узнаваемым всенародно. Или, может, многосерийное кино для "ящика" - это, как бы, не совсем искусство КИНО - и не о чем говорить?

В конце 70-х мне довелось работать переводчиком арабского языка у советника 25 Пехотной бригады армии НДРЙ. Полковник, выпускник престижной Академии, командир полка в ТуркВО в течение лет пяти - откуда и прибыл в Аден - он, при всем своем несомненном служебном и жизненном опыте, умудрился сохранить генетически-целостную натуру недоверчивого и в то же время стойкого в своих исконных представлениях тверского крестьянина. В частности, мой советник был непоколебимо убежден: то, о чем пишут в романах и показывают в кино - было на самом деле! Причем было именно так, как пишут и как показывают. Иначе бы им не разрешили писать и снимать! Тем более - не стали бы показывать! Переубедить его, объяснить, что художественная книга или фильм - это всего лишь вымысел, результат полета чьей-то индивидуальной или коллективной творческой фантазии, пусть и на основе реальных фактов, было совершенно невозможно.

Автор романа "Журналист" Андрей Константинов и режиссер его телевизионного аналога "Русский перевод" (в процессе производства он тоже значился под "рабочим названием" "Журналист") подобную зрительскую " реакцию", похоже, предвидели. А потому "во первых строках" своих произведений честно признаются соответственно читательской и зрительской аудиториям: совпадения с действительностью - случайны, несовпадения - наоборот, закономерны. Несмотря на всю автобиографическую основу первоисточника.

Действительно, существенное достоинство романа А. Константинова в его вопиющей автобиографичности. Константинов, сам в 1984-1991 годах военный переводчик-арабист, просто переполняет свое детективное повествование дорогими его сердцу подробностями, байками, наблюдениями с натуры (правда, "зашифрованными" до почти полной неузнаваемости) и специфическим военно-разговорным, часто вненормативным, жаргоном, что сразу делает невозможным включение получившего широкую известность произведения современной русской литературы о войне и мире в программу средней школы. Зато, одновременно, привлекает к нему все новых и новых преданных читетелей.. Не удивительно, что один из таковых, Александр Черняев, не так давно ставший руководителем отечественной кинокомпании НТВ-Кино, выбрал для своего дебюта в качестве режиссера именно этот, понравившийся ему когда-то бестселлер А. Константинова.

Дебют - 35-мм восьмисерийная лента (сценарий - классика жанра Эдуарда Володарского, музыка - тоже, фактически, уже классика - Игоря Корнелюка, молодой и талантливый актерский состав) - удался. Первый федеральный телевизионный канал купил сериал еще на стадии производства. В апреле 2006 "Русский перевод" был готов к показу. Однако, хозяин - барин! - в сетке вещания фильм до сих пор замечен не был, и федеральный зритель его эфирной премьеры пока так и не дождался (сериал можно посмотреть только на DVD). Странно. Ведь фильм - не буквальная экранизация константиновского текста. Скорее, это киноверсия основной, причем очень спремленной, отрехтованной, сюжетной линии "Журналиста". А по стилистике, как визуальной, так и языковой, сериал вполне подходит для семейного просмотра. Но, если причина "задержки" не в форме, то, может быть - в содержании?..

По сюжету, детектив как детектив, в стиле военно-приключенческого, даже военно-экзотического - ближневосточного - экшн. Но снят спокойно, буднично-реалистично, не о том, что было, а о том - как и почему вполне могло бы быть. Потому многие в Рунете и признаются, что смотрели фильм на DVD на одном дыхании. Картинка на мониторе, даже сделанная с оглядкой на правила "мыльно-военного жанра", не раздражает, не режет глаз, не вызывает протеста. Да, именно вот так, конечно, не было, но БЫЛО ТАК - по сути, по художественной кинематографической правде. Без плакатной ностальгии по "маразму" и без скандального запоздалого истерического прозрения по поводу того же самого "маразма". Не агитка и не политический хоррор, скорее, работа в редком стиле постсоциалистического реализма. При этом удивительным образом оказавшаяся, как цель на экране ВИКО, в перекрестии трех заметных направлений ("по направлению, дальности и высоте") творческого поиска в современном отечественном и мировом кино: 1) исследования ранее неизвестных, закрытых или неудобных тем .("К-19" Кэтрин Бигелоу, "Штрафбат" Н.Досталя, "Груз 200" А.Балабанова); 2) реакции на все обостряющееся противостояние по линии "христианский Запад - мусульманский Восток" (все, так или иначе связанное с "Аль-Каидой" и прочими проявлениями "мусульманского" терроризма и борьбой с ним , ближне- и средневосточными войнами и конфликтами в голливудском и отечественном кинематографе; на подходе "Тело лжи" про "Аль-Каиду" сэра Ридли Скотта и "Скрытая опасность" про Ирак уже упомянутой К.Бигелоу); 3) утверждения права личности на достойный человеческий поступок, права на собственное решение и действие по убеждению и совести в любой, самой сложной и официально-неоднозначной "политической" ситуации, в общем, право каждого из нас иметь свою собственную, а не спущенную свыше "обиду за Державу", что в кинематографе - как в искусстве - равнозначно праву быть героем.

В голливудском кино таких положительных и деятельных героев-одиночек масса, у нас поиск героя, прямо как у Маршака в детском стишке про пожарных и милицию, до недавнего времени результатов практически не имел...

Фильм "Русский перевод" - не читка романа А.Константинова. Это попытка его прочтения, в котором дыхание почвы и судьбы не ощутит только очень хорошо подготовленный зритель. Однако, вот ведь вопрос: если такое теперь можно писать и снимать, значит ли это, что это можно показывать по телевидению?

PS Показан по 1TV в сокращенном варианте!

Владимир АГАФОНОВ

© artofwar.ru/a/almanah

Ссылки

На украинском


In English

In Arabic


Ошибка цитирования Для существующего тега <ref> не найдено соответствующего тега <references/>

Комментарии

Вконтакте Facebook
Мировое искусство Rambler's Top100 Powered by MediaWiki
Последнее изменение страницы: 05:53, 13 июля 2009.
[GNU FDL] [Источник]

© vseokino.ru 2006—2023

Новые материалы

Справка

Контакты